Случится ли крах на глобальном рынке: Ларсон Хольц о будущем

В 2017 году закончился период низких процентных ставок, в авангарде этого движения выступила Федеральная Резервная система США. Именно она заявила, что пока ужесточать кредитную политику, почувствовав опасность разгона инфляционных ожиданий. Однако уже летом негативный новостной фон рынка труда, недвижимости и кредитования заставил его несколько сбавить обороты. И третье повышение ставки перенести на позднюю осень.

Почему остановился рост

С начала финансового кризиса 2008 года прошло немногим менее 10 лет, однако экономика Соединенных Штатов таи и не может выйти на нормальные темпы роста. Те ежегодные 2%, которые показывает статистика, находятся в зоне арифметической погрешности.

Именно в этих условиях ФРС решился поднимать ставку рефинансирования, чтобы показать уверенность в устойчивом росте. Но на практике все оказалось несколько хуже, предприятия не готовы брать большие кредиты.

Рефинансирование долговых обязательств под низкий процент были единственной надеждой продержаться до лучших времен. Они могли бы настать в случае налоговой реформы, однако для ее проведения нужны деньги.

Конгресс отказался отменить разорительную медицинскую реформу Обамы, чтобы не дать Трампу повысить популярность. По сути, все предвыборные обещания оказались перечеркнуты. Да, индекс Доу Джонса растет уже 9 месяцев подряд, однако это говорит только о большом объеме ликвидности и невостребованных денег. А госдолг США вплотную приблизился к $20 трлн, что на $3 трлн превышает годовой ВВП страны.

В поисках новых идей

Хотя фондовые площадки США демонстрируют бурный рост, инвесторам необходимы новые идеи. Бурный рост Доу все больше напоминает пузырь, из которого срочно требуется искать выход. Вероятно, именно такой находкой и стали последние протоколы заседания Европейского Центрального банка.

В них читатели разглядели намек на то, что скоро и ЕЦБ начнет повышать ставки. Марио Драги всеми силами пытался убедить рынок, что это не так, что осенью банк только рассмотрит вероятность такого события, но это не помогло. Европейская валюта уже штурмует уровень 1,190 и вряд ли будет остановлена на 1,2. Создается впечатление, что все забыли о глобальных европейских проблемах.

Похоже, мировые элиты не могут договориться о дальнейших действиях. Администрация Трампа неоднократно критиковала своих крупнейших деловых партнеров, Германию и Китай, за слишком низкий курс евро и юаня.

Бундесбанк признал, что курс европейской валюты действительно занижен и он не против его укрепления, экономика страны это выдержит. Но он не может повлиять на Брюссель и его решения. Китайское руководство пошло дальше, оно валютными интервенциями укрепило курс юаня на 2,2% в течение 2017 года.

Что будет, если ставка повысится

Представить, что сейчас ЕЦБ и ФРС начнут ужесточать кредитную политику, весьма сложно. Причина в том, что долговая нагрузка на некоторые отрасли промышленности и целые страны достигла огромных размеров. Они могут справляться с ней при нулевой процентной ставке, но более жесткие условия кажутся для них неподъемными.

В Европе есть проблема Греции с долгом 169% от ВВП и Италии в 132,6%. Пузырь на рынке кредитования в Китае тоже достиг колоссальных размеров в $17 трлн, что при повышении ставки практически неминуемо приведет к череде банкротств.

Однако компания Ларсон Хольц рекомендует своим клиентам не волноваться по этому поводу. Интеграция между странами достигла таких масштабов, что глобальные экономические потрясения в одной стране неотвратимо скажутся на другой. Поэтому политики и финансисты сделают все возможное, чтобы катастрофы не случилось.

Добавить комментарий